К 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ: История моей семьи - Акчурина Райля Куддосовна


Мои родители – Биккулов Куддус Самигуллович и Каримова Софья Хусаиновна познакомились и поженились в г.Петропавловске Северо-Казахстанской области. Дедушка со стороны отца – Биккулов Самигулла Тухватулович был приказчиком у Мухамадиевых. Когда их дочь была на выданье, приходили свататься много женихов, но мой прадедушка им отказал. Тогда мой дедушка Самигулла спросил у своего хозяина – Мухамадиева: «К твоей дочери сватались достойные женихи, а ты им отказал. Какого же жениха ты хочешь?» А мой прадедушка  Самигулла сказал: «А попробуй ты посвататься». Мой дедушка посватался, и Гайша, моя бабушка, стала его женой. К сожалению, бабушка умерла, когда мне было 3 года, и я ее не помню. Дедушка Самигулла стал купцом, возил зимой на санях мясо и пушнину в Санкт-Петербург. Прадедушек и прабабушек со стороны отца я тоже не знала.

      У моего отца было два брата и две сестры. Всех их в первые же дни войны забрали на фронт. Папин брат Абдрахман-абы пропал без вести в Прибалтике, Кадыр-абы командовал артиллерийским расчетом на Курской дуге, где и погиб. Его внучатый племянник Ришат нашел его фамилию на памятнике, установленном на братской могиле и поставил ему отдельный памятник. Моего отца отправили воевать в Белоруссию, а так как прошло освобождение железнодорожникам-движенцам, перевели на ст.Черемхово Восточно-Сибирской дороги, где он проработал в военной обстановке до 1946 года и в 25 лет получил звание «Почетный железнодорожник». Две его сестры окончили до войны медицинский институт. Зубайда-апай прошла всю войну хирургом в полевых госпиталях, а Амина-апай была уже замужем, и с 5-летней дочкой ездила также хирургом в эвакогоспиталях. Муж у нее был начальником штаба.

      Отей моей мамы – Каримов Хусаин женился на моей бабушке – Усмановой Фатиме Шагвалеевне  в возрасте 36 лет, бабушке было 18 лет. Родители и бабаушки и дедушки были богатыми людьми, дворянами. У родителей дедушки был маслозавод, а у родителей бабаушки – мельница, пекарня и лавка. Дедушка – Каримов Хусаин умер когда моей бабушке было 9 лет. Мама о нем знала мало, рассказывала, что дедушка работал представителем реввоенсовета по заготовке пушнины, ранней весной простудился и умер. Мои родственники в Петропавловске сказали, что у дедушки в Казани был брат, которого звали вроде бы Шариф.

      Прадедушка  со стороны матери моей мамы – Усманов Шагвали был репрессован и пропал без вести в Сибири, куда его сослали. У него был сын – Усманов Косма, который за борьбу с басмачами был награжден орденом Красного Знамени, именной саблей и был в звании майора. Его также репрессировали-разжаловали в рядовые и отправили в штрафбате в Сталинград. В 1972 году я была на учебе в Волгограде и посетила Мамаев Курган, где в Зале Памяти на Знамени   его фамилия – Усманов К.- рядовой. Я спросила  у экскурсовода, все ли погибшие записаны на знаменах в Зале Памяти, так как мы искали еще и папиного двоюродного брата – Мухамадиева  Мугиза, погибшего в Сталинграде, экскурсовод ответила, что на Мамаевом Кургане погибло 42 000 человек, а в Зале Памяти на знаменах записаны имена 7000 наиболее отличившихся солдат и офицеров.

     Мамин брат – Каримов Нажиб Хусаинович перед войной должен был  демобилизоваться. Он был политруком, только что отвоевал с белофиннами, был награжден орденом Красной Звезды. Мама  закончила 10 класс и дядя Нажиб написал ей в письме: «Соня, никуда не поступай, будет война». Мама очень удивилась, потому что только был заключен пакт с Германией о ненападении. Мотострелковая дивизия, в которой служил  Нажиб-абы, находилась под Вильнюсом, на границе Литовской ССР. После упорного сопротивления фашистам оставшиеся в живых солдаты и офицеры влились в ряды партизанского движения в Белоруссии. Нажиб – абы был комиссаром партизанского отряда и пропал без вести в бою с карателями. Во время войны мама работала в райкоме комсомола, и познакомилась с Журбой Ф.И., который и рассказал маме, что лежал в госпитале с партизаном из Белоруссии, знавшем Нажиб-абы как комиссара партизанского отряда. Больше о нам никаких вестей не было. Мама посылала запрос в архив партизанского  движения, оттуда пришел ответ, что сведений о Нажиб-абы нет.

     Моя бабушка тяжело переживала репрессии отца, брата и потерю сына, она умерла в 1946 году в возрасте 45 лет.

     Мама в составе Казахстанской делегации сопровождала на фронт в Невель эшелон с продуктами  от Казахстана.

     Мама с папой постоянно читали всю литературу об Отечественной войне, выписали подписное издание, но нигде ничего не нашли о своих братьях. Только один мамин брат – Жавдат Хусаинович Каримов – вернулся с войны домой и дожил до декабря 2007 года.

 

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования