К 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ: В боях под Сталинградом


Гаяз Рамаев и его дядя Хаким Салихов, март 19640 года.  (фото из семейного архива Г.Салиховаой)  

Мы храним имена великих и отважных сынов страны, жизнь, подвиг и дела которых служат, каждому из нас примрем, верности, мужества, стойкости и отваги, любви преданности своему Отечеству. В памяти поколений навсегда останутся героические подвиги воинов Приуралья.

В боях под Сталинградом.

                В Западно-Казахстанской области многое сделано для  увековечения подвигов имен наших земляков в годы Великой Отечественной войны. Поистине достойным стал труд над Книгой памяти Западно-Казахстанской области, инициаторами  создания которой стали ветераны войны.

            Сотрудники  Уральского военного комиссариата проводили большую поисковую работу по выявлению героев Великой Отечественной войны и лиц, в свое время награжденных орденами и медалями СССР. Так были  выявлены имена Героя Советского Союза  генерала Гребнева А.Ф., капитана Видяшева Н.Т., капитана Хитяева Б.Н., старшего лейтенанта Панфилова Д.И.

 " А теперь выявлены  Герои Советского Союза – лейтенант Рамаев Гаяз Галиаскарович и рядовой Черненко Николай Васильевич.

 Гаяз Галиаскарович Рамаев - родился 11 апреля в 1921 году в Уральске. С 1932 года по 1940  он воспитывается у дяди в Саратове. В октябре 1940 был призван Волжским райвоенкоматом  в Советскую Армию и служил в пограничных войсках.

С первого дня войны принимал активное участие на различных фронтах. За боевые подвиги был награжден орденом Красной звезды и медалью «За отвагу». Член КПСС с марта 1942 года…

 ( газета «Приуралье» от 2 ноября 1982года, автор А.А. Кужахметов, работник Уральского  обл. военкомата)

             В честь 60 летия Победы  в Великой Отечественной войне в 2005году,  в поисках документах о  героях татарах уроженцев г. Уральска,  супруга  Адгама Абдулловича Кужахметова (после его смерти) предоставила из его личного архива папку  с фотографиями  и копиями документов. Она обратилась с просьбой по возможности завершить, не законченные  поиски мужа о достоверных фактах, подтверждающих подвиги - двух Героев. После поездки в Татарстан  2008 году, были  найдены дополнительные новые сведения и данные о них.  Об одном из них в данной статье. 

   Ромаев Гаяз Галазкарович (из копии наградного листа от 1963г.)- родился 6 апреля в 1921 году в Уральске. В 1923—1932 годах жил в Саратове, откуда семья вернулась в Уральск, где вскоре умерли его ро­дители, и он воспитывается у дяди в Саратове. Здесь в 1937 году Гаяз окончил 8-ю неполную среднюю школу и стал учиться в школе ФЗО при заводе «Трактородеталь», получил специальность токаря. Некоторое время он работал сначала на машиностроительном заводе «Универсал», а затем на электротехническом заводе. С весны 1940 года  занимается на курсах наладчиков завода шарикоподшипников, а осенью призывается  в ря­ды Красной Армии  в пограничные войска. На фронте с июля 1942 года, сражался на Воронежском фронте, перенёс ранение. После прохождения курсов командиров Г.Ромаев получил звание лейтенанта и стал командиром взвода пеших разведчиков 128 стрелкового полка 72гвардейской стрелковой дивизии.

«Тов.Ромаев Г.Г. за период боевых действий полка по уничтожению окруженных гитлеровских войск под Сталинградом проявил себя смелым, мужественным и решительным командиром. Своим личным примером, воодушевляя своих подчиненных, действовал как истинный патриот своей родины.

  С 15–16 января 1943 года, при наступлении взвода на овраг «Аскрый» первым ворвался в блиндажи противника и  в этом бою он из своего ППШ и ручными гранатами уничтожил 51 гитлеровца из них 6 офицеров и захватил вместе со взводом в плен 60   гитлеровцев.                                                                                                                                        26 января 1943 года развивая успех наступления  с. Песчанки  на Верхнюю Елшанку Тов.Ромаев Г.Г проявил исключительное мужество и отвагу очистил 5 блиндажей противника, и при этом было уничтожено 18 гитлеровца и взято в плен 28 солдат и 3-х офицеров, захвачено 4 орудия 152м/м с прислугой 9 человек» (из копии наградного листа от 1963г.)

    За проявленные в бою отвагу и мужество , Гаязу Галазкаровичу Ромаеву

присвоено звание Героя Советского Союза с вручением орденом Ленина и медали «Золотая Звезда»/ посмертно/(Указ Президиума  Верховного Совета Союза ССР от 10.01.1944 года). 

    В наши мирные дни, в целях увековечения памяти Героя, в России городе Саратове 22 апреля 1983 года в честь Г.Г. Рамаева была переименована улица Севрина, а в Казахстане городе Уральске 12марта 2010 года честь Г.Г.Рамаева переименована улица Архитектурная.  

    В городе Казани  1968 году была издана книга на татарском языке  «По следа героев», написанная писателем – документалистом Шамилем Зиганшиновичем Ракиповым (1929 – 2004гг.)  посвященная героям-татарам в Великой Отечественной войне. После поиска новых данных «Таткнигиздат» выпустил вторую книгу «Герои не умирают», где был  описан подвиг военного разведчика, ГСС ВОВ Рамаева Г. Г. (перевод Э.Вагапова). Особенность этой книги в том, что в ней нет ни одного факта или события, не подтверждённого документально. Все герои её — подлинные люди, совершившие в годы Великой Отечественной войны исключительные подвиги и удостоенные высокого звания Героя Советского Союза. У каждого в личном деле написано: «Хранить вечно».  Предоставляем возможность, ознакомится с эпизодами из  очерка, повествующий о его  участии  в Сталинградской битве и последнем бое на Мамаевом кургане.

           

«Командир полка Урбан,  начал совещание с характеристики положения на их участке фронта. Затем перешёл к разбору действий командиров батальонов и даже некоторых рот. Кого-то хвалил, кого-то порицал, подкрепляя свои слова фактами из жизни полка. Очень хорошо говорил о том, какое значение имеет в боевых условиях личный пример командира, его авторитет в глазах бойцов.                                                                                                            Гаязу понравилась речь командира полка, он слушал, её внимательно даже невольно подался, вперёд, чтобы не пропустить ни слова. То, о чём говорил командир, целиком совпадало с мыслями самого Гаяза. Да, встречаясь с врагом с глазу на глаз, ты должен чувствовать своё моральное превосходство над ним, ни на минуту не забывать, за что бьёшься смертным боем, должен верить в победу и эту веру вселять в подчинённых.     После командира полка на трибуну поднялся начальник штаба. Он тоже с чувством говорил о высоком долге, подвиге — короче, давал понять, что скоро начнутся нешуточные дела.                                                                                                                                Затем опять поднялся командир. Началась церемония вручения наград. Кажется, прозвучала фамилия Гаяза? Или ему послышалось?                                                                      Ценин толкнул его плечом.                                                                                                                  — Да иди скорей, чего сидишь? Тебя же вызывают!                                                                       Гаяз поднялся и, чувствуя, что краснеет, направился к столу. Стараясь скрыть охватившее его смятение, вытянулся по стойке смирно перед командиром полка. Капитан Урбан вручил ему орден Красной Звезды, поздравил с высокой наградой и пожелал новых боевых успехов.                                                                                                              Лейтенант Рамаев получил награду за мужество и умелые действия в боях при обороне Сталинграда. Первый орден… Гаяз слышал от старших товарищей, что он, этот первый орден, самый дорогой, его помнишь как первую любовь, первую зарплату, первую атаку под проливным огнём.Во всяком случае, Гаяз никогда не забудет, за что и где вручили ему первую, награду. Разве можно забыть такое — Сталинград!

            …Город ходит ходуном от взрывов бомб, снарядов, мин, в воздухе дым пожарищ, клубы пыли, кирпичной крошки. Горят, рушатся жилые дома, дворцы культуры, заводы. Фашистам удаётся поджечь нефтяные баки. Горящая нефть разливается по земле, реке. Беснующийся огонь пожирает всё, что попадается на пути, оставляя за собой обугленные искорёженные останки, горит сама Волга!

     Осатаневший враг прёт и прёт на город, штурм следует за штурмом. Немцы, не считаются ни с какими потерями. Таков приказ Гитлера.

18 октября 1942 года фашисты вышли к тракторному заводу. На узкой полосе им удалось прорваться к Волге и отрезать северную группу защитников города от остальных сил. Это осложнило положение, но Сталинград продолжал сражаться: ожесточённая борьба велась за каждую улицу, за каждый дом, цех, стену, просто метр земли.

    Из уст в уста передавались похожие скорее на легенду рассказы о беспримерной стойкости защитников четырёхэтажного дома на площади 9 января. Вначале фашистам удалось овладеть этим домом. Но в ночь на 27 сентября группа бойцов под командованием сержанта Павлова ворвалась в него, вышибла гитлеровцев и свыше пятидесяти дней отбивала бесчисленные атаки. Фашисты обрушили на дом лавину бомб, мин, снарядов, но не смогли преодолеть стойкости его защитников. Дом так и остался неприступным.

…Наступил ноябрь с его длинными ночами и первыми метелями. Под покровом темноты стягивались к Сталинграду танковые соединения, артиллерия, обгоняя бесконечные колонны мерно шагавшей пехоты, двигались автомашины с продуктами, боеприпасами и другим военным снаряжением. И, конечно же, шли любимицы нашей армии прославленные «катюши». Днём всё это укрывалось в редких в здешних краях перелесках, в деревнях, хуторах, а с наступлением ночи опять приходило в движение. Нельзя сказать, что командование врага ничего не замечало и ни о чём не догадывалось. Разведка, главным образом воздушная, докладывала, что в тылу русских происходит какое-то движение. Однако подобным сообщениям не придавалось особого значения. Немцы полагали, что русские производят обычную перегруппировку войск, так как силы их на исходе.

   На востоке ещё робко серел горизонт, когда звонкую, прозрачную тишину разорвал грохот артиллерийской канонады. Войска Юго-Западного и Донского фронтов перешли в наступление. Вражеская оборона была прорвана, и в образовавшуюся брешь неудержимым потоком хлынули советские войска. Это произошло 19 ноября 1943 года, а 20 ноября южнее Сталинграда врагу был нанесён ещё один ощутимый удар. Соединения Сталинградского фронта в течение дня сокрушили державшие здесь оборону дивизии 6-й румынской армии. Стремительно двигаясь вперёд и выйдя с юга в район города Калача, 22 ноября они соединились с войсками Юго-Западного фронта. Так была завершена, стратегическая операция по окружению 6-й армии генерала Паулюса. Двадцать две дивизии врага, численностью более 300 000 солдат и офицеров, оказались в «котле».

   Гитлер приказал своим окружённым войскам удерживать позиции любой ценой. Он во всеуслышание заявил: «Войска 6-й армии временно окружены русскими… Личный состав армии может быть уверен, что я предприму всё для того, чтобы обеспечить нормальное снабжение армии и своевременно освободить её из окружения». Ещё верящие в своего фюрера солдаты и офицеры армии Паулюса отстаивали свои позиции с упорством отчаяния, они надеялись на обещанную им помощь. И фашистское командование предприняло попытку прорвать кольцо окружения извне. В район станции Котельниково с Северного Кавказа, из-под Брянска и даже из Франции перебрасывались танковые дивизии.

   Немецкое наступление началось 12 декабря. Боевые порядки наступающих были усилены тяжёлыми танками. Используя значительное превосходство в силах на узком участке фронта, при поддержке авиации немцы прорвали фронт обороны и начали теснить советские войска.

Известие о том, что на помощь спешат свежие силы, вселило в окружённые войска надежду на освобождение. Паулюс решил пробиваться навстречу наступавшим соединениям Манштейна. Отборные части его 6-й армии ударили в направлении Котельникова.

   Однако планы гитлеровского командования не осуществились. Советские воины сбили наступательный пыл врага, заставили его перейти к обороне. 16 декабря войска Воронежского и Юго-Западного фронтов сами развернули наступательные действия, в результате которых продвинулись вперёд на 150 километров. Так лопнули планы Гитлера и его генералов, связанные с ударом в районе Котельниково.

   Положение окружённой армии с каждым днём становилось всё  катастрофическим, Снабжать её продовольствием и военным снаряжением немцам не удалось: наши истребители, и зенитчики зорко стерегли небо. В стане противника начался голод, солдатам в сутки выдавалось всего 100–150 граммов хлеба.

   Паулюс и его штаб не могли не понимать, что армия обречена, дальнейшее сопротивление неразумно, но всё ещё надеялись на какое-то чудо.

Советское командование, желая предотвратить бессмысленное кровопролитие, предъявило противнику ультиматум.

8 января 1943 года на всём фронте вдруг наступила тишина, прекратилась даже стрельба. Это немало удивило Гаяза. «Гляди-ка, вроде фашисты поумнели, прислушиваются к трезвым словам!» Однако непривычная тишина длилась недолго. Гитлеровцы встретили советских парламентёров огнём. К счастью, оба они вернулись живыми.

   Командующему 6-й армией Паулюсу был направлен второй ультиматум. Парламентёры прибыли в намеченное место. Их встретила группа немецких офицеров. Тихо. Не слышно даже голосов птиц. Может потому, что их здесь нет — фронт.

   «Если наши парламентёры не вернутся, дадут приказ о наступлении», — подумал Гаяз. Откуда-то издалека, с запада, донеслись приглушённые расстоянием отзвуки канонады. «А ведь наступит час, и такая тишина навсегда ляжет на землю. Войне придёт конец, люди разъедутся по домам»…

    Паулюс не принял парламентёров. Это значило, что фашисты не намерены складывать оружие. Стало известно, что генерал Даниэльс издал приказ о расстреле на месте каждого, кто произнесёт слово капитуляция.

    Утром 10 января наша артиллерия обрушила всю мощь огня на позиции противника. В воздух поднялись сотни самолётов. Над линией обороны врага встала стена дыма и земли. Ревя моторами, вздымая вихри снега, вперёд рванулись танки, они несли на своей броне пехоту. Гитлеровцы отчаянно сопротивлялись. С наступлением ночи сражение притихло.

   На следующий день при помощи артиллерии и авиации немцы неожиданно предприняли контрнаступление.

— Будем держаться до последнего! — сказал Гаяз своим бойцам. — Назад ни шагу!

    Стоял трескучий мороз, но взводу жарко. Уже в который раз немцы поднимаются в атаку и, встреченные плотным огнём, откатываются обратно. И так по всей линии фронта. Вскоре стало ясно, что контрудар немцев, предпринятый с целью прорыва, не достиг цели.

    Последовал приказ нашего командования — наступать!

    — Товарищи, настал наш черёд. За мной! — крикнул Рамаев, когда пришло, время атаки и первым выскочил, из траншеи, на бегу строча из   автомата.

Вскоре немцы были выбиты из довольно крупного населённого пункта Песчанка. Однако 128-й стрелковый полк, в котором служил Гаяз Рамаев, задержался в Песчанке недолго. Пополненный свежими силами, он продолжил боевые действия в направлении Верхней Ольшанки. На этом участке гитлеровцы ещё основательней закопались в землю. Через каждые двести — триста метров дзоты, блиндажи и другие оборонительные сооружения. Подступы к ним преграждают ряды колючей проволоки.      Но ничто уже не может остановить советских воинов.

   Недалёк час, когда части двух армий соединятся на Мамаевом кургане. Скоро последний, решающий удар. Об этом говорят в частях и подразделениях, об этом напомнил Рамаеву командир роты Ценин. От себя добавил, что возлагает на его взвод большие надежды, и чтобы лейтенант, мол, по-прежнему являл для своих подчинённых пример доблести и отваги.

…Пример доблести… Ценин и сам не из трусов. На груди четыре ордена, три медали. Он знает, что такое настоящая храбрость и умеет ценить её. Если человек, не считаясь с опасностью, бездумно лезет под пули, — это ещё не храбрость. Это безрассудство. Таким старший лейтенант быстро вправляет мозги. «Погибнуть на войне нехитро, — говорит он. — Хитро убить как можно больше фашистов, а самому остаться живым. Даже самая красивая смерть, если она бессмысленна, не может быть оправдана!» Правильно говорит ротный. Нет, ни такой сумасбродной храбрости, ни бесславной смерти Гаязу не надо. Погоди, с чего он вдруг об этом?.. Но в то же; время разве может здравомыслящий человек забыть, что война это не игра? Война без жертв не бывает. Кто-то должен погибнуть, чтобы жили другие. Но, как говорит старший лейтенант, если придётся умереть за свободу своей родины, то пусть твоя смерть будет вечной звездой сиять в народной памяти, пусть, проходя мимо твоей могилы, люди благодарно склонят головы…

            В Воропанове полк наткнулся на укрепления внутренней линии обороны противника. Часть этой линии была построена ещё нашими летом сорок второго года. Немцы значительно расширили и углубили её.

    Атака была намечена на раннее утро следующего дня. Как обычно, первой вступила в дело артиллерия; над головой прогудели штурмовики и бомбардировщики. Позиции гитлеровцев окутались дымом. Удар пехоты, подкреплённый танками, был стремительным и сокрушительным. Немцы, с каждым днём всё отчётливей понимавшие свою безнадёжность, отошли без особого сопротивления. Однако в этой пассивности и быстром отходе таилась хитрость: фашисты стремились закрепиться на новом рубеже обороны, который ещё не подвергался артналёту.

   Задача наступающих — ни на минуту не давать врагу передышки, заставить понять, что, кроме сдачи в плен, у него нет иного выхода.

    Связной передал приказ командира роты: взводу Рамаева под отвлекающим внимание врага огнём зайти в тыл немцам и по сигналу атаки ударить по их огневым точкам, которые прижали бойцов к земле.

От успешных действий роты зависит выполнение боевого задания батальоном, следовательно, и всем полком. Так взвод Рамаева опять оказался в центре событий.

   …Гаяз пополз к блиндажу. Пулемётчик заметил и дал по нему очередь. Мимо! Гаяз перевалился в воронку от снаряда. Сейчас кто кого… Гаяз видит лишь одно — изрыгающее огонь дуло фашистского пулемёта. Ему предстоит преодолеть самый опасный участок, где нет ни воронок, ни вообще каких-нибудь рытвин. Дождавшись, когда пулемёт замолчал, Гаяз рывком выскочил из воронки и бросился вперёд. Он даже не успел расслышать треска очереди — свалился от сильнейшего удара в плечо. Зацепил-таки, гад! По правой руке и спине потекли горячие струйки. Пулемёт молчит. Видимо, в блиндаже решили, что с ним покончено. Врёшь, его не так легко взять! Однако почему так тяжелы ноги, их не сдвинуть. Неужели перебиты? Дело дрянь, у него всего одна граната, и он почти неподвижен… Так, значит, это всё? Нет, только вперёд и вперёд. «Граната это не пустяк», — кажется, так поётся в какой-то довоенной песне. У него ещё цела левая рука, он сможет швырнуть гранату в дверь…

            Гаяз рывками проталкивал своё непослушное тело к блиндажу, оставляя на снегу красный след. Он почти находился в мёртвой зоне, где пулемёт не смог бы достать его, как пуля обожгла левую руку. Теперь он не сможет даже бросить свою единственную гранату. Но у него ещё действуют пальцы. Стало быть… надо подобраться к самой двери… Вот так… Теперь он плевал на пулемёт, он ему не страшен. В глазах плавают круги, они красные, синие, зелёные… В ушах шумит, как будто он лежит на берегу быстрого потока.

   — Фашист, сдавайся! Хенде хох!..

            Гаяз протолкнул бы в щель гранату, однако дверь не открывалась. Гаяз чувствовал, что слабеет с каждой минутой: слишком много крови он потерял. Что же, так и не удастся заткнуть глотку этому ненавистному пулемёту? Он уже уложил, наверное, немало наших бойцов.

    Лейтенант приподнял голову. Пулемёт теперь бил в амбразуру, по атакующей роте. Давай, Гаяз, собери последние силы. Голова кружится, в глазах меркнет свет… Жарко. Не хватает воздуха дышать… Да, да, конечно, сейчас сенокос, дни стоят жаркие, душные… Вон как славно стрекочет косилка… Где-то в кустах звонко смеются девчата… Среди них и его зазноба… Ох, голова трещит. Приложила бы она ко лбу свою ладошку, напоила холодным айраном. Что же она уходит? Зачем бросает Гаяза одного?.. Чу! Кажется, гремит, собирается гроза?..

            Рамаев очнулся от забытья, открыл глаза, прислушался. Нет, это не гром. Это грохочут танки. Вон они обходят выставленные против них металлические ежи, за ними бежит пехота. Это их полк.

            А проклятый пулемёт бьет, но атакующим, пытается отсечь пехоту от танков.

Гаяз вполз на крышу блиндажа. Фашистский пулемёт тарахтел теперь под ним. Как же заглушить его? В двери есть окошечко, и можно метнуть туда гранату! Но у Гаяза не действуют руки. Стой, а что это такое торчит? Труба, дымовая труба!.. Гаяз, зажав гранату в окровавленных ладонях, зубами сорвал чеку и, приподнявшись на локтях, бережно, обеими руками опустил её в широкую горловину трубы. Откатиться в сторону сил не осталось… Горячая воздушная волна подхватила израненное, обескровленное тело героя, и для него навеки померк свет…

     В тот же день войска Донского фронта соединились на Мамаевом кургане с частями прославленной 62-й армии. Невозможно описать сцену встречи. Когда в той стороне, откуда на протяжении долгих дней и ночей ползли бронированные чудовища, били орудия и миномёты врага, послышалось ликующее «ур-ра», казалось и само скупое зимнее солнце засияло ярче. Бойцы целовались, обнимались, палили в небо из автоматов и винтовок. Да и как могло быть иначе! Эта встреча означала конец величайшей из битв, которые знало человечество. Она означала победу! Сталинград выстоял! Врагу теперь не оставалось ничего иного, как сложить оружие. И Паулюс, недавно получивший звание фельдмаршала, вместе со своими генералами и офицерами штаба вышел из подвалов универмага, где находился его командный пункт.

Советские воины начали, собирать останки героев, отдавших жизни ради этой великой победы, чтобы схоронить их в братской могиле.

     Командир роты старший лейтенант Ценин уже осмотрел многих павших бойцов. Тела лейтенанта Гаяза Рамаева среди них не было.

    Ценин с сопровождавшими его бойцами приблизился к блиндажу, где в последний раз видели лейтенанта. В развороченном взрывом чреве блиндажа («Одна граната не могла натворить такое, — подумал Ценин, — вероятно, детонировали боеприпасы») они увидели восемь трупов в немецкой форме. Девятый труп был обнаружен далеко в стороне. Он был неузнаваем. Его завернули в плащ-палатку и положили на бруствер траншеи. Кто это мог быть? Действительно ли это отважный парень Гаяз Рамаев, своей смертью победивший врага?

     Ценин в разодранном в клочья тряпьё нащупал кусочек металла. Это был орден Красной Звезды — орден, вручённый лейтенанту Гаязу Рамаеву.

Тело героя с почестями похоронили в братской могиле на Мамаевом кургане. Пока копали могилу, старший лейтенант Ценин, положив на колено планшет, писал донесение командиру полка. В нём Ценин сообщал о подвиге лейтенанта Гаяза Рамаева и писал, что он достоин, быть представленным к присвоению звания Героя Советского Союза»

_________________________________________________________________________

     26 января 21-я армия соединилась в районе Мамаева кургана с 62-й армией. Вражеская группировка была рассечена на две части. 31 января прекратила сопротивление южная группировка войск во главе с Фридрихом Паулюсом, которому Гитлер накануне присвоил высшее воинское звание фельдмаршала, а 2 февраля 1943 года – северная. В плен попали свыше 91 тысячи человек, около 140 тысяч было уничтожено в ходе наступления.

   Мамаев курган  называли красным – за преобладание в те дни цвета его скатов после рукопашных схваток; железным, так как  его поверхность на полуметровую глубину была начинена стальными и чугунными осколками снарядов и мин; мёртвым – потому, что в нём нашли могилу десятки тысяч солдат. Здесь Гитлер потерял солдат и офицеров больше, чем Наполеон в Бородинском сражении.

    200 дней и ночей ожесточённых боёв завершились решающей победой . После поражения  под Сталинградом Гитлер объявил в Третьем рейхе трёхдневный траур. А слово Сталинград стало синонимом стойкости  армии, мужества советских солдат.

 Светлана Тенишева

 

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования